Уважаемые заказчики! Обратите внимание, что в отделе карантина растений работа с заказчиками по средам не ведется. Это временная мера. Приносим извинения за доставленные неудобства.

Связь вредоносности карантинных вредных насекомых с их типом ротового аппарата

Черный сосновый усач 1.jpgРазвитие ротового аппарата насекомых является результатом долгого процесса эволюции и приспособления к питанию тем или иным видом пищи. В ходе развития и разделения по различным экологическим нишам насекомые приобретали специализацию и в типе питания, позволяющую им осваивать новые источники пищи и более эффективно использовать их. Исходным и наиболее примитивным типом ротового аппарата, из которого в дальнейшем развивались другие, считается грызущий. Им обладают саранча и кузнечики, муравьи, жуки, тараканы и др., а также личинки многих видов насекомых, имаго которых могут иметь ротовой аппарат другого типа. Из него в ходе эволюционной изменчивости развились другие, более специализированные типы. Основными из них являются следующие: грызуще-лижущий ротовой аппарат – отмечается у пчёл, шмелей, ос и шершней; лижущий – у мух; сосущий – у чешуекрылых; колюще-сосущий – у тли, клопов, щитовок, трипсов.  Существуют и более специализированные типы, такие как режуще-сосущий, ещё более узконаправленные и специфичные. Однако для рассмотрения взаимосвязи между ротовым аппаратом и вредоносностью карантинных насекомых можно ограничиться основными.

При осмотре подкарантинной продукции и обследовании подкарантинных объектов из карантинных вредителей, внесенных в Единый перечень
карантинных объектов Евразийского экономического союза, в Свердловской области встречаются, например, восточная плодожорка, западный (калифорнийский) цветочный трипс, капровый жук, многоядная муха-горбатка, сибирский шелкопряд, усачи рода Monochamus. Ротовой аппарат вредящей фазы большей части из них представлен грызущим типом, а у трипсов – колюще-сосущим. Тем не менее, исходя из различных повреждаемых культур либо вида вредоносности целесообразно рассмотреть каждый из представленных видов в отдельности.

Восточная плодожорка наносит вред не в фазе имаго, а в фазе гусеницы. Перезимовавшие женские особи плодожорки откладывают яйца на нижней стороны листовой пластинки многих плодовых видах культур, из которых выходят гусеницы первого поколения, которые через верхушечную почку внедряются в них и прогрызают ходы длиной 6-11 см, что часто приводит к гибели и усыханию всего побега. Гусеницы же последующих возрастов внедряются непосредственно в сами плоды, приводя к существенному снижению их товарных качеств либо полной гибели. Грызущий ротовой аппарат гусениц в данном случае способствует их внедрению в ткани побегов или плодов, высокой степени повреждений, их грубому характеру и невозможности восстановления.

В чём-то схожей можно назвать вредоносность сибирского шелкопряда, который повреждает хвойные только в фазе гусениц, обладающих грызущим ротовым аппаратом. Гусеницы шелкопряда поедают хвою почти всех видов хвойных пород, в первом возрасте личинки способны объедать лишь края хвоинок, а в последующих – поедать хвоинки целиком и даже объедать кору с молодых тонких побегов. Тем не менее, в годы нормального развития лесных сообществ сибирский шелкопряд не представляет серьёзной угрозы для леса, так как его численность находится в пределах нормы, позволяющей избегать серьёзного вреда для деревьев. В период вспышки массового размножения же он способен повреждать и приводить к гибели тысячи и даже сотен тысяч гектар леса. И, если прямой вред во время вспышек массового размножения можно связать с мощным грызущим ротовым аппаратом, позволяющим гусеницам поедать не только саму хвою, но и объедать кору с молодых побегов и шишки, то косвенный вред с ним уже не связан. Вследствие массовой гибели деревьев после вспышки размножения вредителя сухостой леса способен массово заселяться другими вредителями леса, тем самым способствуя росту и их численности, а также создавать пожароопасную обстановку в поражённом участке леса.

Усачи рода Monochamus повреждают хвойные деревья как в фазе имаго, объедая молодые побеги и ветви, так и в фазе личинок, которые проделывают глубокие ходы в древесине, что при массовом заселении дерева приводит к его гибели. Однако даже более важно то, что усачи могут являться переносчиками сосновой стволовой нематоды. Оба вида вредоносности в той или иной мере возможны благодаря мощному грызущему аппарату данных насекомых, который и позволяет взрослым особям обгрызать кору хвойный деревьев, перенося нематоду, а личинкам – прогрызать глубокие широкие ходы в древесине.
  
Вредоносность, а особенно признаки поражения растений западным цветочным трипсом и коричнево-мраморным клопом во многом схожи и исходят непосредственно из типа ротового аппарата данных насекомых. Для обоих насекомых это некротические пятна в местах проколов. Разница состоит в том, что трипс в силу малых размеров предпочитает питаться мягкими тканями растений, протыкая клетки поверхностных тканей, что при большой численности вредителя приводит к скручиванию и деформации листьев, цветов, плодов, остановке развития и гибели цветочных почек. Повреждение же клопом вызывает сильное снижение урожайности культур, опадание плодов винограда, недоразвитость и опадание плодов инжира и хурмы. Кроме того, повреждения обоими насекомыми способны вызвать развитие ряда грибковых и вирусных болезней у поражаемых культур. 

У капрового жука вред наносят личинки, повреждая либо уничтожая полностью большой спектр продукции, включая животноводческую и растительную.  Высока вредоносность семенного материала, так как у семян личинки выедают в первую очередь зародыш. Благодаря мощному челюстному аппарату грызущего типа личинки измельчают повреждаемый материал в труху, которая не может быть использована в пищу человеку или скоту. 
 
Что касается многоядной мухи-горбатки, то её высокая вредоносность связана не столько с причиняемыми её личинками повреждениями, сколько чрезвычайно широким спектром поражаемой продукции, возможностью поражать человека и переносимыми ей заболеваниями.

Стоит сказать, что зачастую высокая вредоносность того или иного карантинного вредителя связана не только с вредом, причиняемым им сельскохозяйственной и продовольственной продукции, но и его крайне высокими темпами размножения в сочетании с широкой экологической пластичностью, позволяющими создавать новые популяции в короткие сроки. 

Подводя итог, можно сказать, что характер вредоносности карантинных вредных насекомых непосредственно связан с их типом ротового аппарата и питания, которые диктуют характер причиняемых ими повреждений. Но он ими не ограничен. Часто не менее и даже более важными являются сопутствующие повреждениям факторы: переносимость вредителем болезней растений, скота или человека, отсутствие фитофагов в потенциальных местах его расселения и другие.